Гюннинен Эдуард (1921-2016)- участник ВОВ, ученый-радиофизик, писатель — выдающиеся люди Ингерманландии

Гюннинен Эдуард (1921-2016)- участник ВОВ, ученый-радиофизик, писатель . Родился 5.10.1921 в деревне Гуммолосары прихода Венйоки. Умер в Санкт-Петербурге 08.08.2016

Война и мир радиста Гюннинена

газета "Инкери" (2012 год)

Эдуард Матвеевич Гюннинен родился октября 1921 года в деревне Гумолосары неподалеку от Павловска.
Три класса сельской школы на финском языке, десятилетка в Павловске, оконченная с отличием. Рад он тому что возрождается церковь, хотя верующим себя не считает, говоря, что относится к религии философски. И яркие воспоминания детства связаны с лютеранской церковью прихода Славянка, расположенной в поселке Пязелево неподалеку от Павловска. Сейчас в стенах старинного храма находится лаборатория ВИР. А тогда прихожане собирались в 10 часов, хотя колокола звали к молитве только в полдень. Здесь, в церкви, люди общались, обсуждали проблемы. Здесь сообщали о свадьбе, рождении ребенка, вразумляли ступившего на пагубный путь. А детей больше всего манила не проповедь, которую, что греха таить, они никогда не выслушивали полностью, а возможность проскочить на колокольню, откуда открывался прекрасный вид на окрестные поля, Павловск и Пушкин.
«Наверное, пастор специально оставлял незапертой дверь на колокольню, чтобы мы, дети, приходили в храм»- улыбается Эдуард Матвеевич. Однако в 1938 церковь закрывают...
«С детства увлекался рисованием и родители мои, поддерживали это, покупали краски, бумагу. В школе у нас был хороший учитель рисования. Другие школьники рисовали кое-как, а я старался научиться, освоить что-то новое. Помню, как в восьмом классе старательно вырисовывал череп, специально принесенный учителем рисования из кабинета анатомии»,- рассказывает Эдуард Матвеевич. После школы он приходит в Академию художеств. Однако декан факультета живописи, ознакомившись с работами, дает скептический отзыв, рекомендовав идти на подготовительный факультет. Однако тратить лишний год на подготовку не хочется. Эдуард Гюннинен вспоминает о втором своем увлечении – точных науках и поступает в Университет на физический факультет.
В последствии он никогда не жалел о своём выборе. Но учиться пришлось недолго. Уже 17 ноября 1939 года его с первого курса призывают в Красную армию. После нескольких дней службы в Петрозаводске батальон связи перебрасывают в Ленинград. Там они узнают о том, что началась война с Финляндией.

Финская народная армия

В казармах около Финляндского вокзала их вдруг переодевают... в польскую военную форму, большое количество которой было захвачено на территории Западной Белоруссии и Украины. Перед бойцами появляются командир и комиссар батальона, тоже одетые в эту форму, и объявляют, что в Финляндии сформировано дружественное СССР Народное правительство под руководством финского коммуниста Отто Куусинена. А личный состав батальона связи отныне входит в армию этого правительства – Финскую народную армию. Т.е. должны были изображать финских повстанцев. Был сформирован Первый корпус этой армии, в состав которого входили две дивизии, размещенные на Карельском перешейке. В начале в состав его
Набирали в основном ингерманландских финнов и карел, однако людей не хватало и вскоре стали брать всех — уже без учета национальности.
А батальон связи обслуживал штаб этой армии. «Помню, мне тогда впервые дали в руки винтовку, выдали 60 патронов. Наш взвод в составе 20 человек отправился в занятый Красной армией поселок Куоккала (ныне Репино) чтобы выбрать дома для размещения штаба, установить телефонные аппараты». Позднее штаб перемещается за Терийоки (ныне Зеленогорск) в местечко Ривьера. Взвод, в котором служил Эдуард Гюннинен обслуживал коммутатор. Часть бойцов дежурила на коммутаторе, обслуживавшем около 60 номеров, другие «линейные осмотрщики» проверяли исправность линий связи. Однако фронт ушел далеко, линии связи никто не портил и осмотрщики попросту бездельничали. В конце концов и их решено было привлечь к дежурствам на коммутаторе.
Командовал «народной армией» финский коммунист Аксели Анттила, как вспоминает Эдуард Гюннинен, человек абсолютно несведущий в военном деле да и вообще малообразованный.
Он звонил на коммутатор и произносил всегда одну и ту же фразу: «Масийну и пулеметсика». В нарушение всех правил, запрещавшим телефонистам общаться с абонентами, телефонист отвечал «есть» и звонил адъютанту батальона, который, в свою очередь, связывался с автомобилистами и охраной.
Однажды барские привычки красного командующего стали причиной забавной истории. Анттила позвонил с другого номера, произнеся свою коронную фразу. На беду у коммутатора дежурил молодой боец, который повесил трубку. Это повторилось два раза. На третий раз более опытный товарищ заподозрил неладное и попытался отобрать трубку, однако дежурный ответил ему забористым словечком, которое командующий принял в свой адрес. Через несколько минут весь персонал был арестован комендантским взводом. В помещение ворвался разгневанный Анттила и заорал: «Кто сказаал «пипить твой мать» ?». Впрочем, вскоре телефонисты вернулись к исполнению своих обязанностей. Однако молодой боец был от греха подальше переведен в саперный взвод.
«Неподалеку от нас жили человек тридцать местных финнов, живших на хуторах и не успевших уйти из зоны военных действий. У них были коровы и мы меняли наши пайки на молоко. С ними у нас установились вполне дружелюбные отношения»,-вспоминает Эдуард Матвеевич.

Дороги войны

После окончания Зимней войны бывшую «армию Куусинена » преобразуют в 71-ю Стрелковую дивизию Красной Армии, которой предстоит внести немало славных страниц в историю Великой Отечественной. В краткий период между двумя воинами он заканчивает радиотехническую школу, становится старшим сержантом, командиром взвода радиосвязи при штабе дивизии. Пришлось ему быть и инструктором по лыжной подготовке, учить новобранцев ходьбе на лыжах. Многие ведь были призваны с Украины, Кубани, Кавказа.
«В войну мы вступили в первый день. Наши летние лагеря были в Карелии на самой границе с Финляндией. У противника на этом участке было значительное превосходство, но мы удерживали рубежи и отступали только по приказу»,-рассказывает Эдуард Матвеевич. Потом дивизию перебросили на Волховский фронт прорывать блокаду Ленинграда. Эдуард Матвеевич вспоминает бои у «Круглой рощи», где перед дивизией стояла задача прорвать укрепленную линию обороны врага. Дивизия участвовала в Курской битве, прошла всю Украину. «Штаб всегда находился в прифронтовой полосе, его обстреливала артиллерия противника, бомбила авиация. Два раза к штабу прорывались танки. Не по нашей вине – сосед отошел и не предупредил», - рассказывает Эдуард Матвеевич.
И не раз смерть была в двух шагах.
«Мы быстро наступали, быстро достигли Украины и прошли её всю. Но, хотя немецкая армия и отступала, она была еще сильной, у немцев было превосходство в воздухе, по Украине бродили немецкие танковые группы. В небе часто «дежурили» немецкие истребители – мессершшмиты, и ездить днем было опасно. Штаб обычно переезжал ночью. Однажды переезд ночью почему-то не состоялся Начальники штаба и связи утром посовещались, что предпринять. Решили ехать. В первом автобусе поехали начальник штаба с оперативниками, во втором, предназначенном для радиостанции РБМ и радистов, ехали начальник связи и я со своими радистами Сидя у окна я заметил, как рядом с автобусом вспыхнули пылевые фонтанчики. Потом раздался рев самолета. Мы поняли, что на нас пикировал и обстрелял немецкий истребитель. Мы остановились и вышли из машины, «мессер» шел на второй заход. То же самое сделал второй мессер со стоявшим рядом штабным автобусом. Было много заходов, оба автобуса были сожжены. Имущество из автобуса мы успели вытащить, делая это между заходами истребителя на следующее пикирование. Другой немецкий самолет, небольшой биплан, уничтожил у меня вторую машину, стоявшую под деревом возле хутора, где находился штаб дивизии, - бросил бомбу. Тот же биплан убил нашего повара, готовившего обед на полевой кухне,»-впоминает ветеран.
Впрочем, говоря о себе, Эдуард Матвеевич не немногословен, всегда подчеркивая, что были люди, воевавшие больше чем он. И только из воспоминаний его фронтового друга известного геолога Флавия Шивкова, в годы войны — пулеметчика, опубликованных в журнале «Карелия» я узнал о жестоком бое под Харьковом. Тогда бойцам взвода пришлось с боем прорываться к своим по открытой степной равнине под огнем немецких пулеметов, установленных на кургане. Через много лет Эдуард Гюннинен и Флавий Шивков вместе со своими фронтовыми друзьями приедут туда чтобы встретить День победы, постоять у братской могилы и найти тот страшный курган, с которого летела свинцовая смерть.
Впрочем об одном Эдуард Матвеевич говорит с гордостью – связь всегда работала отлично, радисты никогда не подводили командование. При этом он всегда отмечает, что под его командованием работали прекрасные радисты, люди, в совершенстве знавшие технику, виртуозно работавшие на телеграфном ключе.
Судьба одного из них, призванного из Петрозаводска учителя Алексея Чернова, была очень тяжелой. Раненный в начале войны, он попал в плен к финнам, лежал в госпитале, поправившись, бежал из лагеря военнопленных. В карельских лесах встретил партизанский отряд, два года был партизаном. После освобождения Карелии приехал домой в Петрозаводск и тут же был арестован НКВД. От него требовали признания в том, что в плену он был завербован финской разведкой и заброшен в партизанский отряд.
Участник войны оказался в сибирских лагерях, из которых освободился только после смерти Сталина…Потом была Польша, жестокие бои за Гдыню и Данциг. «В Польше погиб мой радист Храмцов и чудом уцелел я,»- вспоминает Эдуард Гюннинен.
Войдя на территорию Германии, двигались вдоль побережья. Боев почти не было.
Навстречу шли группы безоружных немецких солдат и спрашивали, где можно сдаться в плен.. Под Ростоком встретились с англичанами.

Возвращение

После окончания войны Эдуард Гюннинен полгода служил в Германии. Он вспоминает, что очень быстро освоил разговорный немецкий и нередко выступал в качестве переводчика. Был он уже лейтенантом, кавалером ордена Боевого Красного Знамени, двух орденов Великой Отечественной войны второй степени. Предлагали службу в Берлине офицером связи. Жизнь за рубежом, отдельная квартира относительно высокая зарплата. Однако Эдуард Гюннинен, подумав, выбирает учебу, увольняется из армии и возвращается на первый курс Университета.
«Поразительным было мое возвращение в Университет Я приехал в Ленинград, пришел в деканат Физического факультета Университета. У меня не было никаких документов, свидетельствоваших о моей учебе в 1939 году. В деканате сидела секретарь Зинаида Константиновна Матвеева. Она предложила мне пройти в соседнюю комнату к декану. Им был Сергей Эдуардович Фриш. Он выслушал меня и сказал Зинаиде Константиновне: «Вот тут к нам пришел товарищ (он назвал мою фамилию), так посмотрите, пожалуйста его карточку». Эта фраза «Посмотрите ЕГО карточку» меня ошеломила. Я отсутствовал семьлет и вдруг «моя карточка».»-вспоминает Эдуард Матвеевич. Карточка нашлась и вчерашний боевой офицер был восстановлен на первом курсе, получил место в общежитии и 1 сентября 1945 года приступил к учебе.
Семь лет жизни было отдано армии. Не было жилья – деревня перестала существовать, а жители её были разбросаны по Эстонии и Карелии. Дорога домой была закрыта для финнов. Исключение делалось лишь для фронтовиков. Во время каникул приходилось работать. На лето Эдуард уезжал в Эстонию, в Тарту, где жила его сестра. В совершенстве освоив искусство фотографии, он ездил на велосипеде по деревням и фотографировал эстонских колхозников, их родных и близких, печатал фотографии. Заработки были достаточно высокими. Помогал деньгами и сестре у которой зарплата была невелика — она работала в метеорологической службе.
А потом были десятилетия, отданные радиофизике, многочисленные опубликованные работы, лекции, работа доцентом кафедры. В последние годы жизни Эдуард Матвеевич Гюннинен был единственным ветераном 71-й стрелковой дивизии, жившим в Санкт-Петербурге. Ветераном была написана книга об истории родной деревни Гумолосары, изданная в Финляндии. Ведь основателями деревни были четыре брата, одним из которых был прадед Эдуарда Матвеевича. Приехали они из области Саво в Финляндии в 1850 году. А написана книга на местном диалекте финского языка, который для Эдуарда Гюннинена родной. Хотел издать эту книгу и на русском языке, справедливо полагая, что история родного края интересна всем живущим на этой земле.

Эдуард Гюннинен умер 8 августа 2016 года. В соответствии с завещанием, был похоронен в Петрозаводске.

 

 

Отправить нам сообщение
Кому   Михаил Браудзе
Тема  
Сообщение*  
Сообщите любую информацию об указанном человеке.
Файл  
Прикрепите к сообщению фотографию или другой файл, который может быть интересен.
Это необязательный пункт сообщения.
Описание файла  
Контакт  
Можете указать любые свои координаты
Вы человек? *  
Укажите любое число от 20 до 50.
 

Ваше сообщение будет отправлено нам по электронной почте после нажатия кнопки "Отправить".

Свяжитесь с нами: mail@inkeri.ru Рейтинг@Mail.ru

 

Время последней редакции (y/m/d): 2016-09-26 10:21:55